• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: утиные истории (список заголовков)
01:53 

о пользе творческого сотрудничества

Tout est fragile...
Кто помнит, кто нет, но в период моей буйной брюнетской молодости я писала это:

Письмо

Раз задумали брюнетки
Написать Пельтье письмо.
На конверте указали:
«Графу Дракуле-Брюно».
Всё письмо зацеловали,
Надушили и послали
Со следами от помады
В славную страну Канаду.
читать дальше

Потом, когда "Дракула" был поставлен, то есть, в 2006 году, я решила написать продолжение. Написала пару куплетов и забросила. До лета 2008 :lol:
Но ведь все же знают, что у ленивого Дэйла неизменно есть сильно прекрасный Чип. И вот мы с Чипом Джейн совместными усилиями, надрывая животы от смеха, написали вторую часть истории! Тоже, правда, не быстрыми темпами, но это ведь неважно, ага? :-D Над чем именно мы ухохатывались поймут те, кто прочтёт версию "Бонусы без цензуры". Но с ней пока ничего не ясно, поэтому предлагаем вашему вниманию версию CENSORED.



Как брюнетки на «Дракулу» ездили


На дворе стоял февраль,
Был мороз ужасный,
Когда в обществе брюнеток
План созрел опасный.

Всё детально рассмотрев,
Обсудив преграды,
Их компания решила
«Навестить» Канаду.

читать дальше

АПД
. Для заинтересованных. Версия UNCENSORED уже почти оформлена. Мы её, наверное, в ЗЗ пихнём. Потому что там возрастной, половой и психологический ценз. :lol:
запись создана: 28.10.2008 в 03:52

@темы: Джейн, Полный тектонИк, Стёб, преферешное, утиные истории

18:28 

Доступ к записи ограничен

Tout est fragile...
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
01:46 

lock Доступ к записи ограничен

Tout est fragile...
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
15:24 

Ностальжик

Tout est fragile...
История о моей первой любви и… форточке


Вы помните свою первую любовь? Точнее, любовь, не в том виде, в каком вы понимаете её сейчас, а то самое первое в вашей жизни ощущение, которое вы приняли за Большую и Светлую. Припоминаете?

Моя история небанальна. Мне было 4 года, я была молода, хороша собой и скромна как прекрасная небесная лилия. Ну, или в крайнем случае как невинный белый ландыш. И глаза у меня были как бездонные озёра. И лучезарная щербатая улыбка. В общем, полный набор юной обольстительницы. И я была совершенно неприступна. То ли в силу стеснительности, то ли в силу гордости, то ли в результате своевременного осознания собственной невъебенности – уж не припомню. Но милые попытки ухаживания разных Толиков, Димочек и Сашечек с их конфетами, заколочками и благородно спизженными у мам помадами всякий раз разбивались о стену моего благоразумного равнодушия. Влюбляться в них я не думала ни секунды. Потому что, ну сами посудите, на кой оно мне сдалось, если от их конфет у меня диатез, заколочек дома и без того примерно полторы тонны, а помадой я не красилась дабы не испортить не дай бог естественной природной красоты.

Так что, всякий раз, когда я замечала подобные нахальные манёвры со стороны враждебного пола, я с недоверием и укоризной смотрела на дарителя, наморщивала свой очаровательный носик, выпячивала нижнюю губу, выразительно хмыкала и уходила в какую-нибудь изумрудную долину плести венки из одуванчиков. Я вообще любила плести. Причём, мне, как правило, было, совершенно безразлично, что именно плести – венки, косы или чушь. Всё это я делала одинаково виртуозно.

Но больше всего на свете в то прекрасное время я любила слушать пластинки со сказками. И вполне естественно, что мне было вовсе не до Толиков, Васечек и Игорёчков. У меня ведь уже была любовь. Большая и Светлая, разумеется. Точнее, Маленькая и Рыжая в зелёном костюме. Звали его Петя Ручкин. Это по-нашему. А по-ихнему Питер Пэн. И вот влюблена я была в него безумно.

Что характерно, это было чувство с первого взгляда. Ну, то есть, в нашем с Питером случае – с первого прослушивания сказки. Кстати, я до сих пор помню картонную обёртку пластинки. На ней было изображено тёмно-синее ночное небо, ярко-жёлтые звёзды, кудрявый рыжеволосый Питер в зелёном обтягивающем трико, а ещё Эта-Дура-Венди в лиловом платьице. Но она там красовалась только до того момента, когда я впервые дослушала сказку. Потому что потом я сразу же влюбилась в Питера, возненавидела всей своей Кристально-Чистой-Душой Эту-Дуру-Венди и зарисовала её к чертям тёмно-синим фломастером. Я всегда пользовалась довольно радикальными методами борьбы с соперницами. А в четырёхлетнем возрасте так и вовсе самым лучшим методом считала полную ликвидацию. Так случилось и с Венди на пластинке. И поделом ей, я считаю.

Питера я любила долго, вдохновенно и самозабвенно. Мои родители до сих вспоминают, какие истерики я закатывала, если они вдруг с какого-то перепуга надумывали закрыть в моей комнате форточку. Потому что я ведь всех сразу же поставила в известность, что форточку необходимо держать открытой, дабы Питер мог беспрепятственно проникнуть в комнату в любое время. Почему форточку, а не окно, подумаете вы? Дело в том, что я всегда была реалистом. Даже в четыре года. И я отлично отдавала себе отчёт в том, что никто мне не позволит круглосуточно оставлять открытым целое окно. А вот форточку – пожалуйста. Как Питер будет туда пролезать – это меня не особо заботило. Впрочем, и то, что на форточку натянута сетка от комаров, тоже нимало меня не смущало. Я ведь всегда знала, что настоящая любовь преодолеет любые препятствия. Тем более, что это наша с Питером любовь. И я, конечно, была права. Потому что я почти всегда права. И Питер действительно каким-то неведомым образом проникал в комнату и частенько приходил ко мне во сне. Мы с ним мило общались, пили чай со смородиновым листом и очаровательно улыбались друг другу. А утром, не вставая с постели, я всякий раз рассказывала маме, какой у меня прекрасный благородный возлюбленный Питер Пэн. А мама ласково на меня глядела и говорила: «Пора вставать, завтракать и одеваться, спящая красавица. Там тебя Дима с Андрюшей уже целый час во дворе ждут». Я послушно одевалась и шла играть с Димой и Андрюшей. Потому что уже тогда понимала, что надо жить реальностью. Хотя бы для того, чтобы тем самым проложить себе дорогу к Мечте.
Но Питера до сих пор периодически вспоминаю. :) Недаром говорят, что первая любовь не забывается. :)))

АПД. Вы представляете, я нашла картинку!!!!! Я реально её помнила всё это время! :))))

читать дальше

@темы: утиные истории

22:13 

Tout est fragile...
Сидели сегодня с belleancolie в кафе и обсуждали, как обычно, наших префере.
Даша мне рассказала, как она переделывала однажды фамилию Сильвэна Коссета. Получился у неё "Вася Кастет". :lol: Ну, и было принято решение этот список продолжить. К чему наше обсуждение в итоге привело, судите сами. ))
Представляю вашему вниманию композицию под названием "Криминальный Квебек" - плод нашей бурной фантазии франкофоли. Насчёт того, появится ли действие, пока не знаю, но не исключаю такую возможность. :-D

*Фамилии были переделаны либо по созвучию, либо на основе перевода на русский язык*

Криминальный Квебек



Действующие лица:

Sylvain Cossette – Вася-Кастет. Главный криминальный авторитет Квебека. Грозен, строг, ошибок не прощает.
Daniel Boucher – Данила-Мясник. Киллер. Работает на Кастета. Выполняет всю грязную работу. Отличается особой жестокостью.
Bruno Pelletier – Боря-Кожемяка. Секьюрити. Работает телохранителем Кастета.
Pierre Garand (Garou) – Петя-Гараж. Работает сам на себя. Категорически не признаёт авторитета Кастета. «Крышует» всех, кому нужна «крыша». Кому не нужна – «крышует» насильно. Параллельно работает в прокуратуре. Среди тех, кто знает о его подпольной деятельности, носит прозвище «Оборотня в погонах».
Kevin Parent – Костя-Родитель. Бывший Крёстный Отец. Прародитель квебекской мафии. Точит зуб на Кастета за то, что он сместил его.
Hélène Ségara – Ленка-Сигаретка. Профессиональная воровка. Местная «Сонька Золотая Ручка». Подружка Кастета. Пользуется популярностью у всех квебекских мафиози.
Isabelle Boulay – Лизка-Бульбулятор. Подружка Ленки-Сигаретки. Втайне завидует её популярности. Род деятельности не определён. Везде сопровождает Ленку-Сигаретку, обосновывая это тем, что «беда никогда не приходит одна».
Mario Pelchat – Супер-Марио. Азартный игрок. Ярый поклонник «Плэй-Стэйшн» и «Дэнди». Проиграл всё своё состояние в казино. теперь работает на Кастета. Внебрачный сын родителей Валдиса Пельша, но тщательно это скрывает.
Emmanuel Moire – Просто Эммануэль. И этим всё сказано. Работает официантом в Парижском ресторане Кастета. Все заработанные деньги тратит на уход за своей внешностью. Тайно влюблён в Ленку-Сигаретку и откровенно влюблён в себя. Эротоман. Любимый фильм «Emmanuelle». Любимая музыка – саундтрэк к этому же фильму.
Gabrielle Destroismaisons – Галина Трёхдомова. Бывшая жена местного олигарха. Никак не может определиться, в каком из трёх особняков, доставшихся ей после развода с мужем, ей жить.
Andrée Watters – Нюра Водичкина. Представительница местного рабочего класса. Торгует газировкой. Давно и безответно влюблена в Данилу-Мясника, с которым училась в одном классе до тех пор, пока Данила не бросил учёбу.
Daniel Lavoie – Данила Путин. Местный праведник. Наставляет всех на путь истинный. Презирает криминальный мир Квебека и регулярно предаёт анафеме Кастета и его банду. Время от времени предпринимает попытки борьбы с мафиози. Пока безрезультатно.

@темы: утиные истории

Самая счастливая!

главная